Славянские заговоры от болезней

Ответить
Аватара пользователя
Zara-za
Друг форума
Сообщения: 1703
Зарегистрирован: 12 ноя 2012, 14:57

Славянские заговоры от болезней

Сообщение Zara-za » 16 ноя 2017, 20:27

Заговоры от болезней: первая часть
На исцеление от многих болезней

«Стану я, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот воротами. Пойду в чистое поле, в чистом поле Черное море, в Черном море черный камень, под этим черным камнем лежит черная лютая змея. Как она этого камня не жгет, не палит, не пушит, так бы раба Божьего (имя) не жгало, не палило, не пушило. Отныне по веку, во веку, во веки веков. Аминь».

«Захостываю, заговариваю жар печной, жар баенный от всхожего красного солнышка, от дерева елки, от дерева березы, от дерева осины, от дерева крушины, от всех святых древ. Во веки веков. Аминь, аминь, аминь».

«Ангел мой, архангел мой, спаситель мой. Спаси меня и спаси душу мою, крепи сердце мое. Враг-сатана, отшатнись от меня. У меня есть три листа все написанные: первый лист - Сам Иисус Христос, а другой-то лист - Матушка Богородица, третий лист - Михаил Архангел, милостливый батюшка. Я его к себе призываю, от себя сама врага отзываю. Встану со крестом, пойду со крестом, ложусь со крестом. Аминь».

«Встану я, раб Божий (имя), помолюсь, благословлюсь, пойду в чистое поле под красное солнышко, под светлый месяц, под частые звезды, под полетные облака. Стану я, раб Божий (имя), в чистое поле на ровное место, что на том ли на престоле на Господнем облаками облачусь, небесами покроюсь, на главу положу венец - солнышко красное, подпояшусь светлыми зорями, обтычусь светлыми звездами, что вострыми стрелами. Небо, ты, небо, праведное солнце, ты, небо, видишь, ты, небо, слышишь. Благослови меня, раба Божьего (имя), исцелить и поправить раба Божьего (имя) во веки веков. Аминь».

«Сохрани, Господь, раба Божьего (имя) от любого встречного, поперечного, от лихого человека; помилуй, Господи, раба Божьего (имя) от притки, от приткиной матери, от черного человека, от рыжего, от черемного, от завидливого, уродливого, прикошливого, от серого глаза, от карого глаза, от черного глаза, от синего глаза, как заря. Аблитория исходила и потухала, так бы у раба Божьего (имя) все недуги и порчи вышибала и выбивала. Притка ты, притка, притыкина мать, болесть, уроки, укосы, призор, подите от раба Божьего (имя) во темные леса, во сухие дерева, где народ не ходит, и скот не бродит, и птицы не летают, и зверье не рыщет. Соломонида-бабушка христоправушка, Христа мыла, правила, нам окатки оставила. Запираю приговор тридевятью замками, тридевятью ключами. Слово мое крепко. Аминь». (Наговаривать на еду или на питье.)

«Ангел мой, хранитель мой, спаситель мой, спаси душу мою и скрепи сердце мое. Враг-сатана, отшатнись от меня, у меня все три листа написанные. Первый лист - сам Иисус Христос, другой лист - Божья Матерь, третий лист - Антипа Иантипис-чудотворец, молитвенник Христов. Спаси, рука пречистый замок. Ангела призываю, а беса прочь отзываю. На небе и на дереве, на широком чистом поле, на земле ходит, на воде топящей, Пресвятая Богородица, спаси меня». (Этот заговор читается по утрам.)

«Ездит батюшка Егорий Храбрый на белом коне, бьет и закалывает все скорби и болезни. Так же передал, велел мне бить и закалывать все скорби и болезни раба Божьего (имя). Аминь. Аминь. Аминь».

«Стану я, раба Божия (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота. Выйду я в чисто поле. В чистом поле лежит бел Латырь-камень. у этого камня выросли три трестины. Срежу я три трестины, ударю по белу Латырю-камню. Как в этом белом Латыре-камне нету ни грыжи, ни щипоты, ни ломоты, ни опухоли ни в костях, ни в мозгах, так и у рабы Божьей (имя) не было ни в жилах, ни в суставах, ни в белом теле, ни в красном мясе. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь».

«Девять святых мучеников, Феогнид, Руф, Антипатр, Феостих, Артем, Маги, Феодот, Фавмасий и Филимон, исцелите раба Божьего (имя) от девяти недуг, от девяти напастей: чтобы его не ломало, не томило, не жгло, не знобило, не трясло, не вязало, не слепило, с ног не валило и в сыру землю не сводило. Слово мое крепко - крепче железа! Ржа ест железо, а мое слово и ржа не ест. Заперто мое слово на семь замков, замки запечатаны, ключи в Окиян-море брошены, Кит-рыбой проглочены. Аминь». (Произносится на 12 мая - день мучеников Кизических)

«Во избежание от болезней рабу Божьему (имя) крест хранитель, крест красота церковная, крест держава царям, крест скипетр князей, крест рабе Божьей (имя) ограждение, крест прогонитель от рабы Божьей (имя) всякого врага и супостата. Святые святители Иван Предтеча Богослов, друг Христов, Тихвинекая, Казанская и Смоленская Божья Матерь, во Святом Крещении Пятница Парасковья, молите Бога об избавлении от болезней рабу Божью (имя). О, Сдвиженье Честного и Животворящего Креста Господня, святый Победоносец Егорий Храбрый, великомученик, возьми ты свое копье, которое держащее на змия льстивого; архангел Михаил, возьми ты свое пламенное копье и отразите у рабы Божьей (имя) тишинку и родимца сновидящие, ревущие и отригающие ветры и пострелы, денные и ночные переполохи, и всякие скорби и болезни из семидесяти суставов, из семидесяти жил и от всей внутренности тела, двенадцати родим-родимцам и двенадцати женам простоволосым. Святые архангелы и ангелы, херувимы и серафимы, небесный сил воевода Михайло Архангел, Вознесение Господне, святый пророче Божий Илья, Великая святая София над вратами Царя-града, Анастасия и Варвара великомученица, святые Жены-мироносицы, праведный Иван юродивы, Богородица во Иерусалиме, граде Иудейском, в который пришел Господь Бог наш Иисус Христос. Сын Божий преподобные отцы Изосим и Савватий Соловецкие чудотворцы, молите Бога об избавлении от болезней рабу Божью (имя). Как же не достанет дерево от земли до небеси вершиной и как у истинного Христа Бога нашего не бывать ни тишинки, ни родимцев, ни каких скорбей и болезней от видимых и невидимых, супротивные силы и врага отлученного, от храма изгненного лукавого духа возобновляется у раба Божьего (имя) от всякия скверия и от ветров буяных, и от воды пришедших, всяких скорбей и болезней и святым крестом огражусь. На престоле сидит Сам Иисус Христос, Сын Божий, и святый Михаил и Гавриил архангелы, Тихон преподобный, Макарий Унженский. Дмитрий Ростовский - на прогонение из головы, ребер и всей внутренности, и тела - водяных, больших болотных скорбей-недугов: ключевая, струевая, и внутренняя от ветров. И молюся: отнесите от рабы Божьей (имя) тишину и родимца, ревучие и отрыгучие, головного и поветренного пострела, денные и ночные переполохи, каменные болезни, поносы, чирьи, чесотку, и всякие скорби и болезни двенадцати родовом-родимцев и двенадцати женам простоволосым, сим стоит гора Фавор, на горе лежат скирды церковные, Самыя Пресвятые Богородицы, владычицы, Владимирской, Казанской, Спасской и Обновление внове граде Иерусалиме, на лобном месте, и возобновляются, я, раба Божья (имя), тишину и родимца, стрегучие, ревучие, сновидение, поветренные, водяные, денные и ночные переполохи и всякие скорби и болезни от супротивныя силы при рождении месяца, при полном и при ветхом месяцах, и во всякое время дня и ночи прогоню. И еще же я, раба Божья (имя), крестом крещусь, крестом огражусь, крестом Бога на помощь призову, крестом дьявола прогоню, крестом всякие скорби, болезни очищаю. Господи, помилуй мя, рабу Божью (имя). Аминь».

«Ложилась спать я, раба Божья (имя), в темную вечернюю зорю, темным-темно; вставала я (имя) в красную утреннюю зорю, светлым-светло; умывалась свежею водою, утиралась белым платом. Пошла я из дверей до двери, из ворот в вороты и шла путем-дорогою, сухим сухопутьем, ко Оки ян-морю, на свят остров. От Окиян-моря узрела и усмотрела, глядючи на восток красного солнышка, в чисто поле. А во чистом поле узрела и усмотрела: стоит семибашенный дом, а в том семи башенном доме сидит красная девица, а сидит она на золотом стуле, сидит, уговаривает недуги, на коленях держит серебряное блюдечко, а на блюдечке лежат булатные ножички. Взошла я, раба (имя), в семибашенный дом смирным-смирнешенько, головой поклониласЬ, сердцем покорилась и заговорила: «К тебе я пришла, красна-девица, с покорищем о рабе (имя). Возьми ты, красна-девица, с серебряного блюдечка булатные ножички в правую руку, обрежь ты у раба (имя) белую мякоть, ощипли его и обери скорби, недуги, уроки, пригороки; затяни кровавые раны чистою и вечною своею пеленою. Защити его от всякого человека: от бабы-ведуньи, от девки простоволосой, от мужика одноженца, от двоеженца, от троеженца, от черноволосого, от рыжеволосого. Возьми ты, красная девица, в правую руку двенадцать ключев и замкни двенадцать замков, и опусти эти замки во Окиян-море, под Алатырь-камень. А в воде белая рыбица ходит, и она бы те ключи подхватила и проглотила; а рыбаку белой рыбицы не поимывать, а ключев из рыбицы не вынимать, а замков не отпирывать». Недужился бы недуг у раба (имя) по сей день, по сей час. Как вечерняя и утренняя заря станет потухать, так бы у моего друга милого всем бы недугам потухать, и чтобы недуг недужился по сей час, по мое крепкое слово, по его век».

«Господи Боже, благослови! Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь. Как Господь Бог небо, и землю, и воду, и звезды, и сыроматерой земли твердо утвердил и крепко укрепил, и как на той сыроматерой земле нет ни которой болезни, ни кровные раны, ни щипоты, ни ломоты, ни опухоли, так же сотворил Господь меня, раба Божьего (имя); как сотворил Господь, твердо утвердил и крепко укрепил жилы мои и кости мои, и белое тело мое, так же у меня, раба Божьего (имя), не было бы на белом теле, на ретивом сердце, ни на костях моих, ни которой болезни, ни крови и ни раны, и ни щипоты, ни ломоты, ни опухоли. Един архангельский ключ; во веки веков, аминь»

«Стану я, благословяся, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в вороты, во чисто поле. В чистом поле стоит церковь, в этой церкви стоит престол. За престолом сидит Матушка Пресвятая Богородица. Она сидит со златым крестом, заступает и помогает двенадцати скорби и болезни. Пойду, помолюсь, поклонюсь. Как в синем море крутым берегу, есть Златырь-камень и кукиш-траву, как сгрызаешь и скусываешь все волосы медны, зубы железны, глаза же мужчужны, уши бисерны, так сгрызай и скусывай с рабы Божьей (имя) с головы, с мозгу, с горла, с лица, с рук, с ног, с нутра, с белого легка, черной печени, с ретивого сердца, со всего тела белого, щипоты ломоты, скорби, болезни, уроки, призоры, страхи, переполохи, ветряные переломы, ветры буйны, ветры зуйны, от черной немочи, от родимца, от черного, черемного, от малого ребенка, буланого и сантинова. Двенадцать ангелов, снимите, унесите с рабы Божьей (имя) с головы, с мозгу, с лица, с горла, с рук, с ног, с нутра, с белого легка, с черной печени, с ретивого сердца, от черной немочи, от родимца, от бабы самокрутки, от двоемужной. от троемужной. Двенадцать ангелов, снимите, унесите за двенадцать гор Саянских, замкните замками елецкими. Будь мой заговор крепким и лепким, крепче камня каленого, востре ножа булатного. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь. Аминь. Аминь». (Читать на воду, над водой имитировать стрижку ножницами.)

«Я, раб Божий (имя), заговариваю у раба Божьего (имя) двенадцать скорбных недугов: от трясуницы, от колючки, от стрельбежа, от огневицы, от почесухи, от ломотья, от колотья, от дерганья, от морганья, от слепоты, от глухоты и от черной немочи. Ты, злая трясуница, уймись, а не то. я тебя в тартарары ушлю! Ты, негодная колючка, уймись, а не то я тебя в землю зарою! Ты, стрельбежа, прекратись, а не то я тебя на огне сожгу! Ты, огневица, охладись, а не то я тебя обложу хладными, студеными льдами! Ты, ломота, утихни, а не то я тебя расколю на мелкие щепочки! Ты, дерганье, прервись, а не то я тебя утоплю! Ты, морганье, кончись, а не то я тебя застрелю тупыми стрелами, смоченными в яду! Ты, глухота, пропади, а не то я тебя в сте- не замуравлю и засмолю смолою смолянистой! Ты, черная немочь, и всякая нечисть, сгиньте в преисподнюю, в тартарары! Все недуги и злые корчи откажитесь, отвяжитесь от раба (имя) по сей день, по сию минуту, и во веки веков. Слова мои крепки и грозны, я что говорю, то и делаю. Аминь».

«На горах вавилонских стоит дуб афонский, под тем дубом стоят двенадцать старцев со старцем Инфатием. Идут к ним двенадцать девиц простоволосых, простопоясых, и рече старец Инфатий с двенадцатью старцами: «Кто сии К нам идеши?». И рече ему двенадцать девиц: «Мы царя Ирода дщери, идем на весь мир кости дробить, тело мучить». И рече старец Инфатий своим двенадцати старцам: «Сломите по три прута, теми прутами будем бить их три утренних зари и три вечерние». И били их старцы глаголя: «Ой, вы еси, двенадцать девиц! Будьте вы все трясуницы, водяницы, студеницы, расслабленные и живите в болоте-студенце и в мир к людям не ходите, кости человеческие не знобите, тело не мучьте». И поскакаша все двенадцать девиц к болоту бегом, к болоту студенцу трясуницами, водяницами, расслабленными. Заговариваю раба Божьего (имя) от посещения лихоманки, аминь».

«Встанет раба Божья (имя), благословлясь, пойдет, перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами пойдет в чистое поле, облаком оболочигся, утренней зарей подпояшется, частыми звездами затычется от призоров, от прикосов, от урочливого человека, от черного, от белого глаза, от чертоплога, от белоплота. от одножена, от двоежена, от однозуба, от двоезуба, и от троезуба, и от колдуна и от колдуньи, и от ведуна и от ведуньи, и от всяких змия лихих, и от своей жены, и от чужих, и от всякого рожненного, от сутулого и от горбатого наперед поклятого, от старца и старицы, от чернеца и черницы, от попа и от дьякона, и от пономаря и от всякого крылоса, и от девки-просговолоски, и от бабы-белоголовки, и от всякого на дороге встречного, постигающего, засмотрящего, завидящего. Всякому рожденому человеку божьи твари не узнать, облака не открыть, не отпереть, частых звезд не одбивать не ощипати, утряны зори топориком не пересечи, млада месяца не оттолкнуть, не отпереть, так и его раба Божьего (имя) никому не испортить, не иаурочить, век по веку. Злому и лихому порчинеку, урочнику, всякому рожденному человеку, соли в глаза, железна спица в гузно, дресвяной камень в зубы. Которые слова забытущие, обыдущие, будьте, мои слова, все сполна переговорены, по всяк день, по всяк час, безотпяточно, безоглядочно, век по веку, отныне и по век. Небо - ключ. Земля - замок. Аминь».

Заговор от женских болезней

«Благодарю тя, Господи, Пресвятая Троице, за Твое милосердие и долготерпение. Аще бо не Твоя благодать покрыла бы меня, грешную рабу Божью (имя), от всякия притчи И от кровоточивыя болезни, от вражия напущения и от его угодников. Пречистому образу покланяюся грешная, прошу у ея исцеления от кровоточения. О, Пречистая Дево Мати Божия, умилостивися на мя, грешную и недостойную рабу Божью (имя), великая Христова мученица Екатерина, и Варвара, и Евдокия, и Фекла, и Феодора, помолитеся о мне, грешной и недостойной рабе Божьей (имя), Пресвятой Богородицы: «О, Пресвятая Дево Мати Божия, ты веси сердца наша разумеешь сердца наша, и исцели меня, рабу Свою (имя). О, велицыи апостоли Петре и Павле, призрите на рабу свою (имя). Пойди от меня, порча, прочь на темные лесы, на лешаго жену и на дочери его молитвами Пречистая Богородицы и всех святых Богу угодивших».

Добудь узол у завертки и говори на узол:

«Как ты, узол, крепко связан, крепко связан, так бы крепко завязалося во утробе моей вся моя удья и чрево и проходная моя жила. Как из тебя, узол, ни вода, ни кровь не течет, и так бы из меня, рабы Божьей (имя), не текла ни кровь, ни бель, ни вода и не канула. Поди, болезнь, на медведеву жену, и медведица по лесу разносит; поди, болезнь, на черную куницу, и куница по деревью разносит; пойди, болезнь, на боброву жену, и она по рекам разносит, водами разносит и размоет; пойди, болезнь, на синее море под бел камень: как из камени не течет, не канет ни 'кровь, ни вода, ни бело, ни красно, так бы и из сея жены не шла кровь, ни вода; поди, грыжа, прочь, солоткая и костяная и напущенная от мужика и от женки, в питие и в естве, в молоке, и в пироге, и в хлебе. О святая и великаяМария Египетская, избави меня, рабу Божью (имя), от болезни сея. Ты, веси немощи наша, буди ходатаице ко Господу Богу и Пречистой Богородицы и исцели немощь мою кровоточивую, грыжу нутряную и солоткую И напущенную. Как море в себе не держит в себе никакого имения, так бы не держалсся во утробе жены сея ни грыжи, ни порчи. Во веки веков, аминь». И тот узол да сожги на пепел.

Заговор от рака

«Во всяк день, во всяк час есть в Океане-море щука-рыба. Щеки ее булатны, уста укладны, зубы железны. На эту щуку-рыбу-никто думу не думает, мыслями не мыслит. Никто ее на берег не зовет. За жабры холодные не берет. Позову я ее, поклонюсь ей пониже, скажу ей потише: «Щеки твои булатны, уста укладны. Зубами опухоль, рак возьми, сожми, отгрызи. Грызи, выгрызай, к телу раба Божьего (имя) не допускай. Как тебе, щука-рыба, на земле, на воздухе не жить, по земле, по морскому песку не ходить, так и на теле белом раку у раба Божьего (имя) во веки веков не быть. А кто думу подумает, про опухоль-рак вспомнит, тот ни единого слова моего не запомнит. Ключ, замок, язык. Аминь. Аминь. Аминь». (Читают на воду и умывают ею больного.)

Заговор от сумасшествия

«Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Сам Господь родился, белый свет установился. Сам Господь, Иисус Христос, с небес спущался и святыми молитвами благославлял раба Своего (шепотом говорить свое имя). Не кипи, горячая кровь, не играй сердце у раба Божьего (называется имя больного) от дурной собаки, от лесныя, от водяныя, от первых щенков. Сам Господь, Иисус Христос, с неба спущается и берет правой рукой шелковую плетку и отхлестывает от нечистого духа, от ветряного, от лесного, от водяного, от еретика, от еретицы. С ветра пришло, на ветер поди; с лесу пришло, на лес поди; с воды пришло, на воду поди; от дурной собаки пришло, на собаку поди; от еретика пришло, на еретика поди; от еретицы пришло, на еретицу поди. Заря потухает и полягает; у безымянного перста имя нет, имя не было - и не будет веки во веки, отныне и до века. Аминь».

Заговор от жара и бреда

«Стану я, раб Божий (имя), благословясь, и пойду, перекрестясь, во сине море; на синем море лежит бел-горюч камень, на этом камне стоит Божий престол, на этом престоле сидит Пресвятая Матерь, в белых рученьках держит белого лебедя, обрывает, общипывает у лебедя белое перо; как отскакнуло, отпрыгнуло белое перо, так отскокните, отпрыгните, отпряните от раба Божьего (имя) родимые огневицы и родимые горячки, с буйной головушки, с ясных очей, с черных бровей, с белого тельца, с ретивого сердца, с черной печени, с белого легкого, с рученек, с ноженек. С ветру пришла - на ветер пойди; с воды пришла - на воду пойди; с лесу пришла - на лес пойди отныне и до века».

Заговоры от порчи

«Встану я, раба Божья (имя), утром рано, умоюсь белой пеленой, встану на сороковую половицу, и попрошу Матерь Пресвятую Богородицу: «Мать Пресвятая Богородица, укрой и огороди меня городьбой высокой и укрой меня трижды девятью дверями и трижды девятью замками и возьми ключи под свою ризу, под Свою правую руку и не отдавай ключи ни колдуну, ни колдунице, ни какой резвице. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. (Читать на воду, держа в левой руке нож, а в правой - стакан с водой. Найти в доме скрипучую половицу и встать на нее. Выпить воду, последний глоток вылить на себя, нож выбросить.)

«Всякому рожоному человеку: соли в глаз, песку горячего, огня, палящего - злому, лихому, порченику и урочнику. Всякому рожоному человеку Божии твари не узнать; облака не открыть, не отпереть; частых звезд не оббивать и не ощипать; утряны зори топором не пере сечи; млада месяца не оттолкнуть, не отпереть - так и меня, раба Божьего (имя), никому не испортить, не изурочить век по веку, отныне и до веку. Которые слова забытущие, обыдущие - будьте вы, мои слова, все сполна переговорены век по веку, отныне и до веку. Небо - ключ, земля - замок».

«Есть на восточной стороне Окиян-море великое, средь моря - великий остров, на том острове - церковь каменная, на том острове свят-злат престол, на том святом-златом престоле сидит бабка Саломонида. Прихожу я, раб Божий (имя), на великий остров, в каменную церковь, ко златому престолу, к бабке Саломониде, коя Иисуса Христа пеленала, шелковым поясом свивала, нетленную ризу-рубаху накидала, переполохи снимала и денные, и ночные, и вечерние, и утренние, и полуночные, и средокрестинные. Как на кулаке вода не держится, так и на мне, рабе Божьем (имя), чтобы переполохи не держались. Как серый гусь по воде плавает, а отряхнется - весь сух, так и вы, переполохи, сохните, подсыхайте. Как на траве-мураве роса сохнет, так и вы, переполохи, сохните-подсыхайте. Как огонь от воды тухнет, так и вы, переполохи, тухните и потухайте. Подите же вы, переполохи, за темные леса во черные грязи, куда люди не ходят, на конях не ездят, собаки не бегают и вольны пташки не летают, - в зеленый мох, в зыбучие болота и там обретайтесь, Во веки веков. Аминь».

«Текла водичка из крынички через город Иерусалим от колдуна, от колдуньи, от еретика, от еретиц, от ученых и рожденных, от детского и младенческого, от тифа и лихорадки, от пустых родов, от кровотечения, от испуга, порчи, от тоски тоскучей. колючки колючей, гнетущей, кислой, пресной, встреченной, поперечной, ветряной,водяной, засеянной и насланной (здесь надо крестить воду и говорить): «В городе Иерусалиме пред престолом Сам Господь Иисус Христос, Илья-пророк СО своим золотым жезлом поражает бесов, святым огнем-пламенем, иорданской водой. Страстным огнем я тебя вызываю - изгоняю: выйди, сатана, с раба Божьего (имя) из уст, из волоса, из голоса, из буйной головы, из белой кости, из красной крови, из шеи, из позвоночника, из сердца, из желудка, из почек, из печени, из зелени, из матки (если женщина), из яичников, из мочевого пузыря, из кишок, из рук, из ног, из жил, из ложил, из пальчиков и суставчиков. Тут тебе не быть, червоной крови не пить с порожденного, молитвенного крещенного раба Божьего (имя) во веки веков. Аминь».
Мужик сказал мне, что я ведьма,
от бешенства едва дыша.
ну что ты, милый, я не ведьма,
я — королева шабаша

Аватара пользователя
Zara-za
Друг форума
Сообщения: 1703
Зарегистрирован: 12 ноя 2012, 14:57

Славянские заговоры от болезней

Сообщение Zara-za » 16 ноя 2017, 20:28

Заговоры от болезней: вторая часть
Заговор от колотья

«Встану раба Божья (имя), благославясь, пойду, перекрестясь, из дверей во двери, из ворот в ворота под восток, под восточную сторону, под светлый месяц, под ясны звезды. Батюшка Иисус Христос! Берите крепкую метлу, выметайте, выскребайте внутренние колотья, сердцевое, головное, мозговое колотье, со всех жил, поджилок. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь».

Заговоры от змеиного укуса

«Гад, гадищо, лежишь во пнищи, во влагалищи, не жгешь своих детей, так же и меня, раба Божьего (имя). Bсем моим словам ключ и замок. Аминь».(Читать 3 раза.)

«Встану я, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота; пойду я в чистое поле, в чистом поле бежит чистая река, в той реке есть быстрая быстрина, в той быстрой быстрине стоит красная девица, ширинками размахивает. Под этой девицей Аким-камень, под камнем живет лютая змея. Ты, лютая змея, не жги, не кусай нашей Пестронюшки, а жги и кусай лютого змея. Отныне до веку, век по веку. Ключ и замок моим словам. Аминь».

«В Киеве змея, в Киеве змея, в Киеве змея, здесь отрод, здесь отрод, здесь отрод. Своими зубами зажимаю змеиное сало, своими губами зажимаю змеиное сало. Аминь, аминь, аминь».

«Поди И поди, злая, лихая змея Анна вилокосная, и прикосная, сухотная и ломотная. Поди и не оглядывайся за высокую гору, где солнце не всходит, месяцне светит, роса не ложится; поди в сырую землю на три сажени печатных, там тебе, злой, лихой змее Анне, - место пустое до скончания века. Аминь».

«Петры, Павлы, Кузьмы, Демьяны, пособите, помогите от змеиного жала в камень. Встану я, благословясь, слюна и жала, поди в синего мужа. Егорий храбрый от змеинного жала стрелами отстреливает, метлами отпехивает. Замок к небу, ключ в море. Будьте мои слова крепки и лепки. Аминь. Аминь. Аминь».

«На море-Океане, на остром кургане стоит дуб, под дубом - куст, под кустом - черная руна, под той руной - черная змея Скоропея с малыми скоропятами. Змея Скоропея, вынимай своих скоропят лютых, летучих, норовых, полевых, щелевых, желтохвостых, зеленых, краснопузых, болотных, земляных, водяных. А не вынешь свое жало, пойду к лихому архангелу, зажгу гнилую колоду во ваш род и племя выжгу и выгоню. И змея Скоропея, вынимай свое жало поскорей от рабы Божьей (имя). Не я тебя выкликаю, Мать выкликает, Пресвятая Богородица. Словами Своими святыми вызывала и духом выдувала. Аминь».

Заговоры от кровотечения

«Как загрызала, заедала и заговоривала Пресвятая Госпожа Богородица у Истинного Христа арцы, так пусть замыкается и заложается у раба Божьего (имя) кровь и руда и щипота век по веку, отныне и до веку; ключ и замок словам моим. Аминь».

«Стану я, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей В двери, из ворот в ворота, выйду в чистое поле. В чистом поле лежит дуб подсухой. На этом дубу сидит птица черный ворон и держит в когтях шелковую ниточку, булатную иголочку; зашивает, затягивает кожу с кожей, жилу с жилой и сустав с суставом. Так бы у раба Божьего (имя) не было ни крови, ни щипоты, ни опухоли, не болело и не скобнуло, и не щипнуло ни в жилах и ни в косточках. Век по веку, отныне и до веку моим словам ключ и замок. Аминь».

«Стану я, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в чистое поле. В чистом поле лежит мерзлое дерево. На этом мерзлом дереве сидит змей на двенадцати огненных хоботах, вьет и клюет мерзлое дерево. У этого мерзлого дерева не было ни утину, ни уразу, ни руды и ни щипоты, и ни опухоли. Так бы у раба Божьего (имя) не было ни утину, ни уразу, ни руды и ни щипоты, И ни опухоли. Век по веку, отныне до веку. Аминь».

«Кузьма и Демьян, ремесленный бог и бессребреник Христов, пойди ко мне с меньшой сестрой и пособи (имя) кровь заговорить и руду остановить, чтобы мясо не болело и от кости не щемило. Отныне и до веку. Аминь».

«Встану я, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в чистое поле. В чистом поле стоит синий камень. На этом камне сидит девица, шьет и вышивает всякими шелками, у раба Божьего (имя) кровь заговаривает. Ключ и замок на эти слова. Аминь».

«Ряба курушка бежит по улушке, курушка запнулась, у рабы Божьей (имя) кровь замкнулась».

«Встану, благословясь, пойду, перекрестясь, в чистое поле, на синее море. В чистом поле, на синем море, синий камень, на нем конь карий; на коне сидит человек старый, держит в руках иголку золотую, ниточку шелковую, шьет, рану зашивает, кровь-руду унимает, щемоту, ломоту вынимает от раба Божьего (имя); ты, кровь, стань, не теки и не кань у раба Божьего (имя). Во веки веков. Аминь».

«Есть в чистом поле славное Окиян-море. В том славном Окияне-море есть белый остров. На том белом острове стоит золот стул. На том золоте стуле сидит староматера жена, во правой руке держит золоту иголку с восковой ниточкой, зашивает у меня, у раба Божьего (имя), кровавые железные раны, укладные раны: тело к телу, мясо к мясу, жилу к жилы, кость к кости, сустав к суставу, сердце к сердцу, печень к печени ~ и чтоб ни щипало бы и не болело у раба Божьего (имя), щипело и болело у мертвого во гробе. И стань, моя красная кровь, запекися и не капи у меня, у раба Божьего (имя) от ныне и до века, и во веки веков. Аминь».

«Как от мертвого-то тела кровь не канет, так у рабы Божьей (имя) кровь станет. Мать сыра земля, ключ-замок моим словам».

«Ехал человек стар, конь под ним кар, по пристанем, по дорогам, по притонным местам. Ты, мать-руда жильня, телесная, остановись, назад воротись. Стар человек тебя запирает, на покой согревает. Как коню его воды не стало, так бы тебя, руда-мать, не бывало. Пух земля, одна семья. Будь по-моему, слово мое крепко. Аминь».

«Встану я, раб Божий, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы в избу, из ворот в ворота. Выйду я в чисто поле. В чистом поле - Океян-море, в этом море стоит сушина, на этой сушине сидит черный ворон, булатной иголкой и шелковой ниткой кость с костью складывает, мясо с мясом, кожу с кожей зашивает и затягивает, щипоту, ломоту уговариват. Как из крова Божья дерева не подается копа руды, так и у раба Божьего (имя) не подается копа крови век по веку, и отныне до веку. Аминь».

«Лягу, благословясь, стану, перекрестясь, выйду из дверей в двери, из ворот в ворота, погляжу в чистое поле - едет из чистого поля богатырь, везет вострую саблю на плече, сечет и рубит он по мертвому телу. Не течи ни кровь, ни руда из энтого мертвого тела. Аминь. Аминь. Аминь».

«Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь. Доселева было при Агаране-царе, небо медно и земля железна, и не дала плоду от себя. Как утихнулись и ужахнулись реки, и ручьи, и малые источники, так бы утихнулась и раба Божья (имя), кровь горячая, и щипота, и ломота, и много пособляешь всем моим словам, как ключ небо, а замок земля. Аминь. Аминь. Аминь».

«Стану я, раба Божья (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, в чистое поле. За воротами, в чистом поле стоит свят Окиян-камень, на святом Окиян-камне сидит красная девица с шелковой ниткой, рану зашивает, щипь унимает и кровь заговаривает у рабы Божьей (имя), и чтобы не было ни щипоты, ни ломоты, ни опухоли. Тем моим добрым словам ключ и замок отныне довеку. Аминь. Аминь. Аминь».

«На море на Окияне, на острове на Буяне лежит белгорюч камень Алатырь; на том камне, Алатыре, сидит красная девица - швея-мастерица, держит иглу булатную, вдевает нитку шелковую, руда желтую, зашивает раны кровавые. Заговариваю я раба Божья (имя) от порезу. Булат, прочь отстань, а ты, кровь, течь перестань. Аминь. Аминь. Аминь».

«Баба шла по дороге, собаку вела за собой; баба пала, собака пропала. Руда, стань, больше не кань. Аминь. Аминь. Аминь». (Читать 3 раза, после каждого раза сплевывать через левое плечо.)

«На море, на Окияне дежит Латырь-камень, на том камне сидит девица: золотой гребешок, шелковый узелок, прядет тонко-натонко, навивает туго-натуго. Когда ниточка порвется, то и кровь уймется».

«Шла баба по речке, вела быка на нитке: нитка порвалась, кровь унялась. Стану я на камень - кровь моя не капнет. Стану я на кирпич - кровь, запекись».

«Как мать сыра земля не боится ни крови, ни резаний, ни опухоли, ни синей синевщины, так же и раб Божий (имя) не боится ни крови, ни резаний, ни опухоли, ни синей синевщины».

«На море, на Окияне, на быстром Буяне лежит камень. На камне Алатыри стоит Матушка Пресвятая Богородица. Держит иглицу в руках, зашивает раны, семьдесят семь жил и семьдесят жил суставов. Ни единого костя не болеть и не боливать, ломоты не ламывать. Аминь».

«На великом Океане, на острове Буяне стоит камень Алатырь. На нем сидят две девицы, они родные сестрицы. Они прядут пряжу. Пряжа, оторвися, а кровь, оттолися».

Заговоры от чирья

«Как в дереве сучок посыхает, так у раба Божьего (имя) чирей посыхает днем по солнцу, ночью по месяцу отныне и до веку. Ключ и замок словам моим. Аминь».

«Как в стены сук не растет, камень не цветет, так бы эта больше не росла, не цвела и вперед не шла, зачернела бы, как черный уголь. Как мертвое тело умрет, так и эта боль вся умрет. Отныне до веку, век по веку. Аминь».

Безымянным пальцем потыкать в сучок в лавке или на стене (или пошептать на безымянный палец) и сказать 3 раза: «Как бы в стене сук не растет, камень не цветет, так бы у раба Божьего (имя) прыщ-чирей не цвел, не рос, почернел бы прыщ-чирей в черный уголь». Затем обвести вокруг чирея и говорить то же самое. Потом потрогать чирей, говоря: «Иссохни, иссохни, больше в век не воскресни».

«Ни от камене плоду, ни каме ни от угля, ни травы, ни зелени. Тако б у раба Божьего (имя) от чирья не было ни щепоты, ни болезней - всегда, ныне и присно, и во веки веков. Чирей-вередь, где ты зародился? Тут твои слова пуще острого ножа. Маленький, красненький, посохни, поблекни у раба Божьего (имя). Будьте мои слова крепки и емки. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь».

Заговоры от зубной боли

Зубы заговаривают обычно на молодой месяц. Но если больной страдает, поступают так. Моют одной и той же водой сначала руки, а затем скобу от двери и выливают воду за порог. Чертят крестики у той щеки, где больной зуб, и говорят: «Заря-варница. красная девица, полуношница! В поле заяц, в море камень, на дне Лимарь. Покрой ты, зарница, мои зубы скорбны своею фатою от проклятого Лимаря, за твоим покровом уцелеют мои зубы. Враг Лимарь, откачнись от меня, а если будешь грызть мои зубы, сокрою тебя в бездны преисподние. Слово мое крепкое»

«Месяц ты, месяц, серебряные рожки, золотые твои ножки; сойди ты, месяц, сними ты мою скорбь и боль, унеси ты скорбь под облака: моя скорбь не мала, не тяжка, а твоя сила могуча. Мне скорби не перенесть! Вот зуб, вот два, вот три - все твои. Возьми мою скорбь. Аминь».

«Встану я, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота. Выйду в чистое поле. В чистом поле Окиян-море. В этом море лежит надне щука, зубы у ней длинные, белые, как сахар, не боятся ни оговору, ни переговору. И так бы у меня, раба Божьего (имя), чтоб не болели, не скомнули. Всем моим словам ключ и замок. Аминь».

«Стану я, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в чистое поле. В чистом поле лежит мертвое тело. У этого мертвого тела не болели, не скобнули ни губы, ни зубы. И так бы у рабы божьей (имя) не болели бы и не скобнули ни губы, ни зубы. Век по веку, отныне до веку. Аминь».

«Грядет царь с небеси, а навстречу ему четырехдневный Лазарь. Лазарь был мертв, был из мертвых мертв, у мертвого не болят зубы, не ломит щек, не отрастает дикое мясо, так бы у раба Божьего (имя) не болели бы зубы, не ломило бы щек, не отрастало бы дикое мясо, не напускалась бы горячая кровь. Отныне до веку, во веку, во веки веков. Аминь, аминь, аминь».

«Встану, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, поеду по синему морюшку. У синего моря - синий камень, у синего камня лежит котище. Спрошу у котища: не болят ли зубы, не щемят ли щеки, так чтоб не болели зубы, не щемили щеки у раба Божьего (имя). я свои слова зааминю, ключом заключу и в море опущу. Аминь».

«Встану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота. Выйду в чисто поле. В чистом поле стоит Божий храм. В Божьем храме зарыт младой покойник, «Не болят ли у тебя зубы, не щемит ли косья, не пушит ли щек?» - «Нет, никогда у меня не болят зубы, никогда не щемит косья, никогда не пушит щек».

«Месяц-младенец ходит по небу, ходит по земле, ищет попа Лазаря. Поп Лазарь ищет покойного, у покойного зубы не болят, десны не ноят». (Читать на молодой месяц 3 раза.)

«На море, на Океане, на острове на Буяне стоит собор- ная апостольская церковь, стоит Мать Пречистая Богородица и преподобный Антипий, зубной исцелитель. Он просит и молит угодников Божьих о рабе Божьем (имя), как бы у вас, угодники Божии, зубы не болели. Во имя Отца и Сына, и Святого духа. Аминь, аминь, аминь». (Наговаривать на сучок или редьку.)

«Млад месяц молодой, на том свете был?» - «Был». - «Мертвых видели - «Видел». "Как у мертвых зубы не болят, так и у раба Божьего (имя) зубы не болите. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Аминь. Аминь».

«Князь молодой, рог золотой, был ли ты на том свете?» - «Был». - «Видал ли ты мертвых?. - «Видал». - «Болят ли у них зубы?» - «Нет, не болят». - «Дай Бог, чтоб и у меня, раба Божьего (имя), никогда не болели».

«Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас! Господня Храмина, тебе не гарывать, у раба Божьего (имя) зубам не болевать от ныне и до веку, во веки, аминь!» (Проговорить трижды.)

«Марфа, Мария и Пелагея, три сестры Лазаревы, подите к своему брату Лазарю, спросите у своего брата Лазаря: «Не болят ли у тебя зубы? Не ломят ли у тебя зубы? Не ломят ли у тебя костип - «Нет, сестрицы! Не болят у меня зубы, не ломят у меня кости». Заговариваю я раба Божьего (имя), чтобы у него не болели кости, не ломили зубы, по сей час, по сей день, по всю жизнь. Чуда водяной! Возьми зуб ломовой у раба Божьего (имя). Не болят у раба Божьего (имя) зубы; болят зубы, болят зубы у кошки, у собаки, у лисицы, у волка, у зайца, у крота, у быка, у коровы, у свиньи, у лошади, у козла, у барана, у овцы по вся дни, по все часы, по всю их жизнь, злым мучением и сокрушеньем. Аминь».

«Месяц Булат, у тебя есть брат Игнат? Не болят у Игата зубы?» - «Нет, не болят». - «Не болит у Игната буйна головушка?» - «Нет, не болит». - «Так пусть и у меня (у него, у нее), рабы Божьей (имя), не болят белые. зубки, не болит буйна головушка». (Читать 3 раза на закат или на месяц. Читать, выйдя на улицу.)

«У волка боли, у тигра боли, у слона боли, у василиска боли, у гиены боли, только у раба Божьего (имя) зуб не боли; ни один, H~ два, ни три, ни четыре, ни пять, ни все, какие есть и какие будут. У зайца боли, у лисицы боли, у крота боли, у норка боли, у ежа боли, а у раба Божьего (имя) перестань болеть от ныне до века, аминь».

«Уж ты, батюшка, светел месяц, не летал ли ты по воздуху, не бывал ли ты у Адама во дому, не видал ли ты Адама во гробу? Как у Адама зубы и десны не болят, так и у раба Божьего (имя) бы не болели».

«Господи, Иисусе Христе, благослови рабу Божью (имя). Как у этой мыши-твари зубы не болят никогда, ни в какую пору, ни в какую зорю, грызет она железо, дерево, каменье. Так чтоб у рабы Божьей (имя) не болели зубы ни в какую пору, ни в какую зорю, не тоснули. Аминь».

«Встану я, раба Божья (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, из двери в двери, из ворота в ворота, выйду в чистое поле. В чистом поле лютое море, В лютом море - лютый камень. Под лютым камнем у лютой щуки семьдесят зубов. Железные зубы не боляти, не сомкнув эти зубы. Так бы и У рабы Божьей (имя) по ясной и к облачной погоде не болели, не сомкнули зубы. Отныне навеку, отныне повеку ключ и замок на мои слова. Аминь». (Наговорить на соль, на луковицу и положить ее на зуб.)

«Каин! Каин! Каин! Вели спросить брата своего Авеля: не болят ли у него зубы?» - «Нет». Так бы у раба Божьего (имя) не болели. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь, аминь, аминь». (Наговори на соль и клади на зубы.)

«Иду я не улицею, не дорогою, а по пустым переулкам, по оврагам, по каналам. Навстречу мне заяц: «Заяц ты, заяц, где твои зубы? Отдай мне свои, возьми мои». Иду Я не путем дорогою, а сырым бором, темным лесом. Навстречу мне серый волк: «Волк ты, серый волк, где твои зубы? Вот тебе мои зубы, отдай мне свои». Иду Я не землею, не водою, а чистым полем, цветным лугом. Навстречу мне старая баба: «Старая ты баба, где твои зубы? Возьми ты волчьи зубы, отдай свои выпалые». Заговариваю я зубы крепко-накрепко у раба (такого-то) по сей день, по сей час, на веки веков». (Выйти на улицу и подождать старушку. Пойти ей навстречу с левой стороны и читать заговор шепотом 3 раза.)

«Стану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, в чистое поле за дворами, в восточную сторону, по пути же мне - святые Авраам, Исаак, Яков; насупротив их в синем Окиян-море плавает утоплой мертвого человека труп, а по ясному небу летит ясной сокол. И спрашивают святые Авраам, Исаак и Яков: «Что ты, утоплой мертвого человека труп, не болят ли у тебя зубы, не щипят ли щеки, не грызет ли алаков?» Ответ им держит мертвый труп с синего моря: «Святые Авраам, Исаак и Яков, у мертвого человека не болят зубы, не щипит щек и не грызет алаков, а ясного сокола не пришевают губы». Так же у раба Божьего (имя) не болели бы зубы, не щипали бы щеки, не пришевели губы, и не грызло бы алаков, век по веку, отныне и до веку. Будьте мои слова крепки, как камень на воде и на земле, на хлебе и соли. Всем моим добрым словам небо ключ, земля замок, ныне и присно, и во веки веков, аминь».

Взять 3 корешка землянки, пустить в воду и сказать 3 раза: «Как землянка эта засыхает и завядает, так же чтобы и у раба Божьего (имя) зубы замирали и занимали, по сей день, по сей час». Положить корешки на зуб, а воду пить.

«Четыре сестрицы, Захарий да Макарий, сестра Дарья да Марья, да сестра У льянья, сами говорили, чтоб у раба Божьего (имя) щеки не пухли, зубы не болели век по веку, от ныне до веку. Тем моим словам ключ и замок; ключ в воду, а замок в гору».

«Стану я, раб Божий (имя), благословясь, и пойду, перекрестясь; выйду в чистое поле, в широко раздолье. В чистом поле, в широком раздолье лежит белой камень Ла- тырь. Под тем белым камнем лежит убогий Лазарь. То я, раб Божий (имя), спрошу убогого Лазаря: «Не болят ли у тебя зубы, не щемит ли щеки, не ломит кости?» И ответ держит убогий Лазарь: «Не болят у меня зубы, не щемит щеки, не ломит кости». Так бы у меня, раба Божьего (имя), не болели бы зубы, не щемили щеки, не ломило бы кости - в день при солнце, ночью при месяце, на утренней зари, на вечерней зари, на всяк день, на всяк час, на всякое время. Тем моим словам будь ключ и замок. Аминь».

Заговоры от aстмы

«Стану, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы две- рями, из двора воротами; выйду я на широку улицу, стану на восток глазами, тылом на запад. В чистом поле есть утренняя заря Марья, вечерняя заря Мария. Придите, заморите у раба Божьего (имя) сухую, мокрую жабу, жабу-полужабу, четверть жабы и всю жабу, жабу черную, жабу сильную, жабу жильную, разжильную из черных бровей, из ушей и из ноздрей, и из буйной головы. Которы слова переговорены, которы недоговорены, которы не заучены, которы сам не понял, будьте мои слова крепки и емки. Тем моим словам ключ в море, замок в роте. От ныне и до веку. Аминь».

Больной астмой садится спиной к бревенчатой стене, где есть сучок, находящийся на уровне верхушки головы. В щель этой же стены воткнуть три церковные свечи, зажечь их. Перекрестить сучок трижды, говоря шепотом: «Господи, Иисус Христос, Боже наш, помилуй нас. Как сучок сей иссох, так иссохни жаба сия». После этого приложить к больному месту сначала слегка нагретое над зажженными лучинами железо, потом два прутика от выпаренного в бане веника. По окончании процедуры дать больному настой листьев сухого березового веника.

Заговоры от боли в горле и кашля

«Ходили к трем сестрам, ходили к трем зорям. Утром встану, читаю: «Встану, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота. Выйду в чистое поле. И встану я лицом к зори. И помолюся, и поклонюся двум зорям, двум сестрам: утренней зоре Ульяне, вечерней - Маремьяне. Утренняя зоря Ульяна, вечерняя зоря Маремьяна, а возьмите-ка вы у меня всю кашлету и удушье, а снесите-ко ее за Окиян-море. За Окиян-морем все примут. Там для вас напечено и наварено. Аминь».

«Пойду, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в вороты, на море на Кияне. На море, на Кияне, на острове Буяне стоит престол, на престоле стоит Матушка Запрестольна Богородица, держит крест-капарис. Прошу Матушку Запрестольну Богородицу рабу (такому-то) горловую болезнь излечить, искорбить. Как дым идет из цел, так скорби и болезни проходите из (такого-то) раба, горловая болезнь - исходи».

«Завариваются гланды Раба Божьего (имя» выговариваются гланды от огня, от нечистой силы: не быть тебе в белом теле> красной крови, в ретивом сердце, в буйной голове. Куда дым летит, туда этой болячке идти. Аминь». (Больного сажают у печки; если печки нет, разводят костер. При чтении заговора зажигают бумагу и обводят ею вокруг лица больного.)

«Вода на огонь. Огонь, от воды пропади, а ты, горлова хворь, от рабы Божьей (имя) отойди. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Ныне и присно, и во веки веков. Аминь».

«В чистом поле живут три сестры. Одна сестра кашляет, другая чихает, третья себя за грудь хватает. А пойдите вы, сестрицы, кашлята, маята, удушье, - на несжатую полосу, на девятую копну. Там вас ждут. Там вас хорошо примут, а рабу Божью (имя) с этого часа все три сестры покинут. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Ныне и присно, и во веки веков. Аминь».

Заговоры от лихорадки

«Выходила раба Божья (имя) из двери в двери, из ворот в ворота, во чистое поле, под светел месяц, под частые звезды. Идет путем-дорогою в Иерусалим. В нем двое ворот, лежит бел камень Алатырь. На этом камне сидели тридевять девиц, тридевять девиц, тридевять девиц; они баяли-рассуждали, как в мир идти, мирские кости трясти. Услыхал их батюшка Морон, они ему взмолилися, они ему поклонилися: «отпусти нас, батюшка Морон, век по веки не пойдем мы в этот дом, так на рабу Божью (имя) век по веки не было, век по веки не было, век по веки не было». (Прочитать 3 раза, а в конце 3 раза плюнуть.)

«На море на Окияне, на острове на Буяне лежит камень Алатырь, на том камне сидят три старца с железными прутьями; идут к ним навстречу двенадцать сестер лихорадок. «Вы куда идете, грешные, окаянные, проклятые?». - «Идем в мир, у людей кости ломать да силу вынимать». - «Воротитесь, грешные, проклятые, окаянные». - «Мы тогда воротимся, когда эти слова будут все знать да по три раза читать».

Больной, если хватит силы, идет в лес, находит осину, кланяется ей и говорит: «Осина, осина, возьми мою тресину, дай мне леготу!» (После этого перевязывает осину своим поясом.)

Заговор от икоты

«Икота, икота, перейди на Федота, с Федота - на Якова, с Якова - на всякого».

Заговор от легочной гипертонии

«Летит птица за моря, бежит зверь за леса, бежит дерево в дерево, мать земля в свою мать землю, железо в свою мать руду, так бы черная немочь бежала в свою мать тартарары, во тьму кромешную, а бежала назад не ворочаючи, а был бы (такой-то) жив и здоров. А буде ты, черная немочь, лесим речам покорища не дашь, велю тебя, птица, за моря унесть, зверю за леса затащить, мать земле в свою мать землю заложить, железу в свою мать руду заховать, и будет тебе горе великое, а (такой-то) жив и здоров. Замыкаю свои словеса словом великим, им же замыкаются все недуги с полунедугами, все болести с полуболестями, все хворобы с полухворобами, все корчи с полукорчами, а замыкаю и мое слово великое на (такого-то) от черной немочи, по сей день, по сей час, по всю его жизнь. Аминь».

Заговоры от боли в пояснице

«Змея, свернись, вокруг рабы Божьей (имя) обернись. Ляг на пояс, стань подмогой, отвяжись дорогой. Упади, уползи, боль-хворобы прочь унеси. Аминь. Аминь. Аминь». (Наговаривать на булавку, ее приколоть на одежду с левой стороны возле поясницы.)

«Боль, выйди вон в лошадиное копыто, в бараньи рога, тут тебе не стояние, тут тебе не житье».

Заговоры от ушной боли

«Встану я, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в чистое поле. В чистом поле стоит дуб. Через этот дуб летит черный ворон, в устах несет ниточку шелковую, иголочку булатну. У раба Божьего (имя) заговаривает щимету и ломоту».

«Угол рублен и крест дубов. У того креста не болело, не свербило и уха не вертело, и так бы у меня, раба Божьего (имя), не болело, не щипало и уха не вертело ни в день, ни в ночь, ни в утреннюю зорю, ни в вечернюю, ни на новую, ни на ветхую, ни на перекрой месяц. Во веки веков аминь».
Мужик сказал мне, что я ведьма,
от бешенства едва дыша.
ну что ты, милый, я не ведьма,
я — королева шабаша

Аватара пользователя
Zara-za
Друг форума
Сообщения: 1703
Зарегистрирован: 12 ноя 2012, 14:57

Славянские заговоры от болезней

Сообщение Zara-za » 16 ноя 2017, 20:29

Заговоры от болезней: заключительная часть
Заговоры от переломов, ушибов и порезов

«Стану я, раба Божья (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота. Поклонюсь Илье, Демьяну и Матушке Пресвятой Богородице, чтобы сняли боль с правой руки, перелом костей, растяжение жил: семьдесят семь жилочек, семьдесят семь суставов. Встаньте на свои места, косточка с косточкой, жилочка с жилочкой. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь». (Говорить на больное место и крестить его.)

«Стану, благословясь, пойду, перекрестясь, отцом прощен, матерью благословлен, из избы дверьми, из дверьми воротами. Выйду в чистое поле в восточную сторону. У той восточной стороны Окиян-море. У Окияна-моря лежит белый камень Латырь. На этом белом камне Латыре лежит мертвое белое тело. На этом на белом теле не было ни крови, ни ольхи, ни опухоли. Не болело бы тело, не скомнули бы кости, так бы у раба Божьего (имя) не было бы на его белом теле ни крови, ни ольхи, ни опухоли. Ни в какое время, ни в какую пору, ни в какую зорю, ни в утреннюю, ни в вечернюю - от нынешнего числа до смертного часа. Аминь».

«Зайду я в чистое поле. В чистом поле стоит золотая лестница. По золотой лестнице спускается храбрый Егорий на серебряном коне с вострым копьем. Храбрый Егорий золотым пересвященным ножом, серебряным копьем ткнул серый камень. У серого камня нет ни боли, ни крови, ни раны. Так же у раба Божьего (имя) нет ни злой, лихой опухоли, ни на утренней заре, ни на вечерней заре, ни на луну, ни на полдень солнца. Будьте мои слова лепки и крепки, вострей вострого ножа, вострей булатного копья».

«Как на ножике на острие вода не щипит, не кипит, и так же у раба Божьего (имя) не шипело, не болело, костья не ломило, суставов не воротило, по жилам не ходило, кожи не щекотало и живота не бурлило. Как на ножике на острие - ни щипоты, ни ломоты, ни опухоли; как ни на землю, ни на воду ничего не льне, ничего не пристае, так же на раба Божьего (имя) ничего не льнуло, не пристало век ничего не упало. Земля чиста, вода светла, и так же раб Божий (имя) был здоров и весел».

«Стану воскресь, выйду перекресть, из избы дверями, из двора воротами, наперед пятами. В чистом поле есть булатный белый камень, на том камне вся небесная сила, Пресвятая Мати, Божья воля Богородица. В одной руке - огненная игла, в другой руке - шелков а нитка, зашивает и затягивает, растирает и разглаживает ударну и уразну рану у раба Божьего (имя), чтобы не шипело и не болело, не жгло и не рвало. И которы слова не договорены и которы переговорены, все помогайте, пособляйте. Ключ в море, замок в роте».

Заговоры от ожога

«Залей зло жгучее, боли болючие, укроти скорби, не жги, да не боли у раба Божьего (имя). Не жги тела белого, ретивого сердца. Отпусти от боли подалее в поле, в чисто поле, широко раздолье, на лес, на траву отдам маету. Аминь. Аминь. Аминь». (Водить ножом вокруг ожога, говоря эти слова.)

«Овар, не боли, вперед не ходи, у раба Божьего (имя), чтобы кости не ныли, мяса не болели ни на утренней заре, ни на вечерней заре, ни днем при солнышке, ни ночью при месяце, ни на нову месяце, ни на перекрой месяце, ни на ветху месяце. Которые речи не договорила, которы речи не переговорила, пусть речи сильны и крепки. Отныне и довеку. Ключ в камень. Аминь». (Водить безымянным пальцем вокруг ожога и говорить 3 раза.)

«Лед на дороге, да лед на пороге, да лед на реке, да лед на озере. Лед на пяти верстах да на десяти вершках. Лед у раба Божьего (имя) на руках, на ногах».

«В чистом поле есть горюч камень, на этом камне сидела больная баба. Она держит в своих белых руках раскаленную сковороду. У ей рук не жгло и зноб не брал. Так же бы и у рабы Божьей (имя) рук не жгло и зноба не было».

«Лед на дороге, лед на пороге, лед на реке, лед на озере, на семи верстах, на девяти перстах. У раба Божьего (имя) жар снимаю, прогоняю».

«Бежала лиса с лисачами, с медными языками, зализывала, заплевывала летучий огонь, шероховатого да шероховаты».

Заговоры от рожи

«Шел старец, нес ларец, запнулся и упал; что уронил, все подобрал. Забрал с рабы Божьей (имя) рожу, положил в ларец, а ларец в рогожу». (Руками рожу трогать нельзя. Ножом водить вокруг рожи по часовой стрелке и читать 3 дня после заката солнца по 3 раэа.)

«Рожа, рожа, ты здесь не пригожа. Тебя в лесу на опушке ждет осина; рожа, ты будешь на осине очень красива, будешь петь, веселиться и гореть. А раба Божьего (имя) оставь в покое. Аминь! Аминь! Аминь!»

«Рожа, рожица, красная девица по полю ходила, красны розочки рвала. Пойду позываю по уроку большому. Стоит девица под тальником, красна, разодета. Один глаз водяной, другой огневой. А огонь воду тащит. Тушила бы с рабы Божьей (имя), с глаз, с рожу, с носа, с головы, с легких, печени, сердца, желудка, с рук, с ног, с костей и жил, со всего организма. Осталась бы раба Божьего (имя) как мать родила, как Господь создал. Аминь».

«Вымаливаю И выговариваю у раба Божьего (имя) земляную, водяную, природную, придуманную, присмешную, приговоренную, болючную, кипучую, ползучую, текучую, зеленую рожу, белую рожу. Прошу я тебя, рожа, низким поклоном, покорным словом: нет тебя у раба Божьего (имя), не стоять в крови, костей не ломать. Крови не сушить и голову не склонить. Отправляю я тебя, рожа, на синее море. На синем море синий камень лежит, на том камне престол стоит, на том престоле три коробочки полные. За тем престолом Сам Господь сидит, за молитвенную книжечку держится, книгу читая и у раба Божьего (имя) рожу вымаливая. Аминь! Аминь! Аминь!»

«Рожа ты, рожа, рождественска рожа, я тебя, рожа, заморожу; я тебя, рожа, огнем сожгу; я тебя, рожа, вином залью, мелом засыплю, сукном затру». (Читать этот заговор в течение 3 дней, утром и вечером.)

«Господи, Иисус Христос, Святая Богородица, я вас прошу - помогите. Рожа колючая, рожа свербучая, выступи с раба Божьего (имя), с костей, с мощей; иди на болото, там ты коли, там ты гори, и красноту, и ломоту давай. Я тебя уговариваю: «Уходи вон! А здесь у раба Божьего (имя) не коли, не гори, ломоту не давай. Аминь». (3 раза помахать кругами вокруг рожи красной тряпкой, посыпать рожу толченым мелом. Трижды прочитать заговор и после каждого сплюнуть через левое плечо.)

«На море Сияне, на острове Кургане стоит дуб, на том дубе двенадцать рож: рожа синяя, рожа красная, рожа чудная, рожа переговорная, рожа смешная, рожа глазная, рожа ветреная, рожа ломовая, рожа костовая, рожа судная, рожа переговорная. Ты, Василий старший, собери эти рожные негожи, снеси эти рожи в мох-болото, там скатерти шелковые. Попьешь и погуляешь рабу (имя) Святого Духа. Аминь».

Заговор от золотухи

«Стану отговариваться, раба Божьего (имя свое), от раба Божьего (имя больного). Красная красавица, белая Белавина, черная Чернавина, не жги, не коли моего белого тела, красного мяса! Выйди со всех костей, с жил, с мозгов, с суставов и всего ретивого сердца. Чтобы этого: и во веки не бывало. Аминь! Аминь! Аминь».

Заговор от лишая

«Стригун-лешай, жить не мешай. Поди на лешего, на пса лохматого, на кота усатого, на лес сухой, на овраг пустой. Там тебе раздолье, там тебе приволье. Сойди с раба Божьего (имя) отныне и довеку. Аминь. Аминь. Аминь». (Говорить в безлунную сухую ночь на спящего.)

Заговоры от сибирской язвы

«Аминь, аминь, аминь, глаголю вам, слушайте словес и мои, уверуйте в пославшего меня. Спаси, Господи, раба Божьего (имя) от напрасной смерти, скоропостижной язвы-сибирки, нутреной. водяной, наносной. В тупе вода, в огне земля. Вот тебе ключ и замок - замыкай, Святым Духом запирай. В святой день (день лечения) Матушка Пресвятая Богородица, спаси, сохрани и помилуй. Аминь. Аминь. Аминь».

«Пресвятая Богородица стояла, в руках ножик держала и сибирку секла, рубила-секла, рубила-секла, рубила-секла, молитву читала на сходни, на снови, на щерби присекала и прибивала».

«В городе Вавилоне, на горе-вертепе стоит престол, на том престоле сидит Божья Матерь, Пресвятая Богородица, держит острый меч и сечет сибирскую язву у раба Божьего (имя) головную, мозговую, глазовую, зубную, двенадцати-суточную. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь».

Заговоры от ячменя

Сложить безымянный и большой палец, приложить к губам и сказать 3 раза: «Песий сосок, вот тебе комок». (Водить вокруг глаза сложенными пальцами 3 раза и повторять заговор 3 раза. Ткнуть 3 раза пальцами в ячмень и повторить еще 3 раза.)

Потереть глаз кусочком хлеба, затем бросить хлеб собаке, говоря при этом: «На куска, не давай соска». (Если делает женщина, то хлеб нужно бросить суке, если мужчина - кобелю.)

«Сыть болотная, вода холодная, заберите за 33 замка, 33 горы, 33 дороги ячмень с рабы Божьей (имя). Закройте на все замки, на все ключи, не отпускайте на тело рабы Божьей (имя). Век по веку, отныне и довеку. Аминь».

«Ячмень рос, подошел покос. Ячмень скосили, ведуна упросили. Дедушка ведунок! Заговори ячменек: «Иди на лес, на траву, на холодную воду с рабы Божьей (имя)». Аминь. Аминь. Аминь».

«Господи, благослови! Солнце на запад, день на исход, сучок на глазу на извод. Сам пропадет, как цело почернеет. Ключ и замок словам моим».

«Чтоб у тебя не было имени, как у этого безымянного пальца». (Говорить эти слова 3 раза, как только появится краснота на глазу: безымянным пальцем руки, противоположной больному глазу, 3 раза обвести вокруг глаза против часовой стрелки. Затем этим же пальцем nерекрестить ячмень и 3 раза плюнуть через левое плечо.)

«Ячмень, ячмень, на тебе кукиш, на кукиш кобылу купишь. Кобыла сдохнет, ячмень засохнет». (Сделать кукиш и потыкать им ячмень.)

«Как голодная слюна во рту сохнет, так и ячмень засохни». (Сделать кукиш, намочить большой палец слюной, потыкать кукишем на ячмень, плюнуть через левое плечо 3 раза и 3 раза сказать заговор.)

Заговоры от болячек и бородавок

«Банная вода, бойся меня, я тебя не боюсь никогда. Смой, сполощи всяку заразу с рабы Божьей (имя). Аминь». (Когда будешь мыться в бане, повтори 3 раза.)

На ущербной луне сорвать левой рукой пучок старой травы, из этого пучка выберите самую длинную соломинку и, потыкав ею бородавку, сказать: «Из сухой не будет молодой. Из рыбы не будет быка. От петуха не возьмешь молока. Так и тебе на моем теле не сидеть и на ущербном месяце околеть. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Ныне и присно, и во веки веков. Аминь».

Упавшее с дерева яблоко режут на три части, дотрагиваются до бородавки, говоря: «Которое яблоко съедают, а которые яблоки усыхают. Так и тебе, бородавка, подсохнуть и издохнуть. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Ныне и присно, и во веки веков. Аминь».

«Бородавки алючие, колючие, болючие, горючие, сосучие, ветвистые, крутистые, черны, белы, серы, зелены, желтые и всякие другие! Поломаю корень ваш, пожираю, поворачиваю корнем вверх, а головою вниз, а вверху нет питания, нет еды для корня, а голове внизу нет дыхания. Нет жизни вам, бородавки злючие, колючие, болючие, горючие, сосучие, ветвистые, кустистые, черные, белые, серые, зеленые, желтые и всякие другие. Сгорели, потухли, засохли, отвалились от (имя). Где бородавки были, там болячки сухие стали; где болячки сухие были, там чистая кожа стала. Аминь! Аминь! Аминь!»

Заговоры от грыжи

«Из ворот В ворота, к синему морю. В синем море щука, подойду я поближе, поклонюсь пониже: «Ты, щука, вынь с раба Божьего (имя) грыжу (килу) красну, белу, нутряную, костяную, жильную, пуповую, мудовую. Камень крепкий, а слово мое крепче камня. Аминь».

«Грызь-грызунья, сорока-болтунья, отнеси подальше в темный лес, в глубокое болото грызоту, маету с тела бела. Аминь. Аминь. Аминь». (Водить обмылком вокруг грыжи и 3 раза произнести эти слова. Потом обмылок выбросить в лес.)

«Господи Боже, благослови. Стану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, пойду в чистое поле; есть в чистом поле Окиян-море, и есть на Оки ян-море белый камень, есть под белым каменем щука золотая, перезолотая и кости золотые, и приди, щука, к рабу Божьему (имя) и выгрызи у раба Божьего (имя) своими золотыми зубами грыжу ветряную, грыжу напущенную, грыжу жильную, грыжу костяную, сосцовую грыжу, красную грыжу, мокрую грыжу, от отца грыжу, от матери грыжу, всякую бывающую; и спустись, грыжа, к поясу и выйди мочью и шулятами на дресвян камень, и поживи три часа денных; и пойди, грыжа, с дресвяна камени на пустое место, в темное место, где солнце не огревает, где люди не ходят и не бывают, где птицы не летают, где звери не заходят; и пойди, грыжа, за быстрые реки, и пойди, грыжа, за гремучие ручьи, и когда будет Христово Второе пришествие, обратись, грыжа, вспять; тем словам во веки веков, аминь».

«Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь. Сходит Егорий с небес по золотой лестнице, сносит Егорий с небес триста луков златых, триста стрел златых и триста тетив златых. И стреляет, и отстреливает у раба Божьего (имя) уроки, призоры, грыжи, и отдает черному зверю-медведю на хребет. И понеси, черный зверь-медведь, в темные леса; и затопчи, черный зверь-медведь, в зыбучие болота, чтобы век не бывало, ни в день, ни в ночь. Во веки веков. Аминь».

«Есть море-Окиян. И в том море-Окияне есть белый камень Латырь, высота его шестьдесят сажен, долгота его шестьдесят сажен. На том камени Латыри стоит хрустальный терем. И в том хрустальном тереме стоит золотой стул. На том золотом стуле сидит красная девица, подпоясалась золотым поясом, подперлась золотым посохом. "Государыня ты, красная девица, дай ты мне, рабу Божьему (имя), грыжных слов добрых. Грызет у раба Божьего (имя) золотая грыжа, красная грыжа, родимая грыжа, привязанная грыжа, кила грыжа и изотерическая грыжа, сердечная грыжа, подпуповинная грыжа, поясовая грыжа, водяная грыжа, кровавая грыжа, пригнойная грыжа, суставная грыжа, нутряная грыжа, верхняя грыжа, ручная грыжа, ножная грыжа. Грызет та грыжа ветха месяца и молода месяца, и в перекрои месяца; по утренним зорям и по вечерним; по всякой день, по всякой час и по всякое время". И сговорит красная девица: "Ой еси ты, грыжа! Пошла еми ты, грыжа, от раба Божьего (имя) в пучину щукою; и ты выйди из него (или из нее) и поди к белому каменю; буди тамо до скончания века. Доспей себе, грыжа, в камене гнездо кругло, а не грызи ты у раба Божьего (имя) вотчины, ни тела, ни крови, ни кости, ни мозгов. Грызи себе, злая грыжа, у тридевяти рек головы, а не ешь ты, злая грыжа, у раба Божьего (имя), ни крови, ни костей, ни мозгов. Грызи себе, злая грыжа, утридевяти головы, а не ешь ты, злая грыжа, у раба Божьего (имя), ни крови, ни костей, ни мозгов. Грызи себе, злая грыжа, у тридевяти древ головы, а не ешь ты, злая грыжа, у раба Божьего (имя) ни крови, ни тела, ни костей, ни мозгов. Грызи себе, злая грыжа, горькое древо осину, а не ешь ты, злая грыжа, у раба Божьего (имя) ни крови, ни тела, ни костей, ни мозгов от ныне и до века, и до гробной доски: в день и в ночь, по всякой час". Которое слово не вырвано, то было бы вставлено; которое слово напереди, то было назади; кое слово назади, то было напереди. Слово мое от востоку и до западу, от юга и до севера, и мне, рабу Божьему (имя), на здравие, души моей на спасение, болезни моей на исцеление. Аминь».

Заговор от бельма на глазу

«Водное зеркало, Божья вода, отдай, что взяла. Бельмо в зеркале отразись, Божий свет, глазам оротись. Ключами родниковыми отпираюсь, от беды бельма на замки закрываюсь. Как песок в воде моется, очищается, так бельмо в реке отражается. Вернись, Божий свет, моим очам. Аминь». (Читают, глядя в воду в реке, в ключе, в море.)

Заговор от бессонницы

«Пашу это я да приговариваю: "Пашу, пашу с раба Божьего (имя) бессонницу, с белого лица, с ясных очей. Я напахиваю на раба Божьего (имя) на белое лицо, на ясные очи крепкого сна денного и ночного, утреннего и вечернего. Падите мои слова ключевые крепче укладу и булату. Ключ в море, замок в поле. Аминь».

Заговоры от тоски

«Дума моя, дума, дума моя злая, кровь моя дурная. Пойди, моя думушка, в дремучий лес, в пень-колоду, в белую березу, в вязкое болото, там тебе место. Аминь. Аминь. Аминь».

«Встану я, благословясь, пойду, перекрестясв, из дверей дверьми, из ворот воротами, выйду в чистое поле; в чистом поле стоит избушка, в этой новой избушке есть новая доска. Сломись, новая доска, отстань прочь, тоска, от раба Божья (имя). Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь».

«Мать река, ключева вода. Как умывала она круты берега, как уносила желтые песка, так омой-ополощи печаль и тоску с раба Божьего (имя), с ясных очей, со кровавых печеней, из ретивого сердца, из буйной головы. Аминь».

Заговор от маяты

«Михаил Архангел шел с небес, нес на себе Животворящий крест. Поставил этот крест на каменном мосту. Снял с меня (имя) тоску, маяту. Тоска, отступись, маята, откачнись. Как месяц май пошел на исход, так пойди с меня, маята, на восход, с восходной стороны пойди, маята, в тартарары. Ключ, замок, язык. Аминь. Аминь. Аминь».

Заговоры от пьянства

Наговаривать на спиртное: «Как не горит в реке вода, так не болит душа у раба Божьего (имя) по зеленому вину. Не сохнет рот, не горит живот. Отныне и до веку раб Божий (имя) вина не пьет. Аминь».

«Свинья и то водку не пьет, а помои жрет. Так и ты, раб Божий (имя), водку не пей, через нее не болей». (Где спала свинья, собери в кучу солому, поставь бутылку и скажи 3 раза эти слова. Потом дай выпить из нее больному.)

«Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Хмель и вино, отступись от раба Божьего (имя) в темные леса, где люди не ходят, и кони не бродят, и птица не летает. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа, хмель и вино, выходи на быструю воду, на которой воды люди не ездят; от раба Божьего (имя), хмель и вино, поди на буйные ветры, которые по дальности ходят. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа, привяжись к лихому человеку, который на (имя) плохо думает; к тому привяжись, который добра не сделает, от меня вовеки отвяжись. Аминь. Аминь. Аминь».

«Как покойник В могиле лежит, рукой не движет, к кубку его не тянет. Так бы и раб Божий (имя) руку к вину не тянул, вина-зелена не глотнул. И как от покойника дурным духом пахнет, несет, так пусть вино от себя раба Божьего (имя) отвернет, и он в рот с этого часа вина-зелена не возьмет. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Ныне и присно, и во веки веков. Аминь».

Кладут 7 ножей в кипящую воду и читают 7 раз: «Ножи булатные, воду вы не пьете, вина вы не пьете. Как вы, ножи, воды и вина не пьете, так бы раб Божий (имя) вина-брашна не пил и навсегда позабыл, как вино, брагу наливают, кубки с друзьями поднимают и выпивают. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Ныне и присно, и во веки веков. Аминь».

«Ты, небо, слышишь, ты, небо, видишь, что я хочу делать над телом раба (имя). Тело Маерека печень тезе. Звезды вы ясные, сойдите в чашу брачную; а в моей чаше вода из-за горного студенца. Месяц ты красный, зайди в мою клеть; а в моей клети ни дна, ни покрышки. Солнышко ты привольное, взойди на мой двор: а на моем дворе ни людей, ни зверей. Звезды, уймите раба Божьего (имя) от вина; месяц, отврати раба (имя) от вина; солнышко, усмири раба (имя) от вина. Слово мое крепко!»

«Земля, ты моя мати, прикажи мне, рабу Божьему (имя), от сего угодья взяти добру траву зарахиль, тебе, мати-земля на стояние, а мне для рабов и рабынь, для лечения их пьянства. Сей раб Божий (имя) о вине не думал, глазами не смотрел, слухом не слыхал, чувствами своими не чувствовал и отбегал от вина. Как тошно помирать, так бы тошнилось вино рабу Божьему (имя) отныне и до веку. Хмель и вино, отступись от раба Божьего (имя) в темные леса, где люди не ходят, и кони не бродят, и птица не летает».

«Заря-зарница, всем зарям царица. Ясный месяц, светлые звезды, возьмите от раба Божьего (имя) бездремотницу и бессонницу и отнесите в море кипучее, в бездну шипящую, в смолу кипящую, в тьму преисподнюю. Явись к (имя) сон в виде красной девицы и ясного солнца, возьми от (имя) силу страстную, желание пагубное и дай рабу Божьему (имя) просветление и отрезвление и избави раба Божьего (имя) от пагубной привычки - пьянства, отныне до века, аминь».

«Заря-зарница, красная девица, сама мати и царица; светел месяц, ясные звезды, возьмите у меня бессонницу, бездремотницу, полунощницу, среди ночи приди ко мне хоть красной девицей, хоть матерью-царицей и сложи с меня, и отведи от меня окаянную силу, и дай мне Спасову руку, Богородицын замок. Ангел мой, архангел мой, сохрани душу мою, скрепи мое сердце, враг сатана откажись от меня. Крестом крещуся, крестом ограждуюсь, крестом ангела призываю, крестом лукавого отгоняю. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь. Знаю Святые знамения».

«Господине еси, хмель, буйная голова! Не вейся вниз головою, вейся по солонь... А яз тебя не знаю, где ты живешь, - вверх сыра древа влези к своему господину в медные бочки и пивные; как не жить на огне, так на семь человече лихие словеса (имя), аще изопьешь чашу сию, доколе мои словесе из меня сии изошли, из его, (имя), похмелье, господине хмель, как царь сядет во царствие своем: тако и ты сиди на месте своем, где родился!»

«Господин хмель, буйная голова, не вейся вниз головою, вейся в посолонь (по направлению движения солнца), под воргою, а я ж тебя не знаю, где живешь, в верх сыра дерева, лезь к своему государю, в медвяные бочки и пивные, как не лежит на огне и так на семь человек лихая словеса (имя): аще испеши чашу сию, доколь из меня словеси сии изошли, а из сего (имя) похмелье. Господи хмель, как царь сидит на царствии своем, так и ты сиди на месте своем, государь родись».

Заговоры от мужского бессилия

«Есть Окиян-море, на пуповине лежит Латырь-камень, на том Латыре-камени стоит булатный дуб, и ветки и корень булатные. Как тот булатный дуб стоит крепко и плотно, столь бы крепко и плотно стояла белая, ярая похотимная жила на женскую похоть, на полое место. Из-под того камня выходит бык, булатные рога и копыта булатные, и ходит около дуба булатного, и тот дуб бодает и толкает, и не может сломить и повалить. Сколь тот крепко булатный дуб стоит и сколь крепки рога у быка, столь бы крепко стояла ярая похотимная жила на женскую плоть, на полое место. Изпод того Латыря-камня вылетают тридевять куриц и один петух; тот петух тридевять куриц топчет пылко и яро; сколь тот петух пылок и яр, столь бы (такой-то) был пылок и яр на женскую похоть, на полое место, во веки веков».

На утренней заре сходить за водою на колодезь самому больному и на возвратном пути не оглядываться и не останавливаться, что бы ни почудилось. Потом эту воду выливают в складни, и больной переливает воду через тележную ось из одного складня в другой. Между тем колдун читает три раза: «Как стоит стержень, так стой у (такого-то) сором на (такую-то) отныне до веку». (После этого воду вылить на восточную сторону какого-нибудь строения, и болезнь должна непременно пройти.)
Мужик сказал мне, что я ведьма,
от бешенства едва дыша.
ну что ты, милый, я не ведьма,
я — королева шабаша

Ответить

Вернуться в «Различные подборки ритуалов»